Авария
Мы в соцсетях

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авария

Рассказ

Я беззаботно шагала по улице, тихо напевая незатейливую песенку. Вдруг послышался резкий, режущий уши звук и словно отрезал меня от реальности. Визг тормозов, хлопок жёсткого удара, сопровождающийся грохотом и чьим-то пронзительным криком. Всё внутри сжалось от предчувствия беды. И вот я стою посреди тротуара, и уже не имеет смысла, куда ты шёл, зачем тебе вообще понадобилось куда-то идти. Но оцепенение, вызванное ужасными предчувствиями, проходит, и, забыв обо всём, абсолютно обо всём, ты со всех ног бежишь к источнику шума.

И вот я на месте. По ужасным звукам я, конечно, поняла, что произошло столкновение, авария, но всё же была морально не готова увидеть то, что увидела. Я толком не понимала, как именно всё случилось, но одно мне было ясно сразу: в этой аварии пострадали люди.

В нескольких метрах от дороги я увидела выброшенную на обочину искорёженную машину. Обогнувшая фонарный столб она больше походила на помятый кусок металла, нежели на современный транспорт. При виде разбитого автомобиля моё сердце сжалось при одной мысли о пассажирах, находившихся в машине во время столкновения.

Я смотрела на изуродованный автомобиль и не могла поверить своим глазам, внутри у меня как будто что-то перевернулось, стало трудно дышать, на глаза мгновенно навернулись слёзы.

Я отвела взгляд в сторону, чтобы успокоиться, но там я обнаружила ещё один автомобиль. Он был перевёрнут, но выглядел почти уцелевшим, не считая выбитых стёкол, осколки которых покрывали дорогу вокруг машины, словно аккуратно выложенная мозаика.

Откуда-то появились люди. Они кричали, просили о помощи, кто-то разговаривал по телефону, кто-то снимал на камеру телефона происходящее, кто-то вызывал бригаду медиков. Некоторые прикрывали руками рот, охая и причитая, другие, ошарашенные происходящим, стояли неподвижно, но их широко распахнутые глаза буквально кричали от ужаса.

Всё было словно в тумане, я видела лишь размытые образы, видела, как несколько мужчин, просочившись сквозь толпу, направились к машинам. Они с трудом пытались вызволить из железных клеток пострадавших, когда у меня в ушах раздался протяжный звон. Назойливый и нарастающий, он перебивал голоса окружающих. Я закрыла глаза, и звон резко прекратился. Я слышала лишь ритмичное биение своего сердца. Открыв глаза, я почувствовала, как в меня вливаются силы, пришло понимание, что я не должна стоять, нужно что-то делать.

Взглянув на перевёрнутую машину, я увидела, что мужчины, случайно оказавшиеся на месте трагедии и поспешившие на помощь, аккуратно опускают на землю обездвиженное тело водителя автомобиля. Мурашки пробежали по моей спине при одном взгляде на него: окровавленное лицо, неестественно согнутая нога…

Эти же мужчины поспешили к автомобилю, вылетевшему на обочину, откуда доносились крики другого пострадавшего. Двое очевидцев уже пытались помочь ему выбраться, но его ноги были зажаты в автомобиле.

Вновь взглянув на лежащего без сознания мужчину, я увидела маленькую девочку лет шести. Она сидела на коленях перед его телом и кричала, звала папу и лихорадочно трясла его за руку. Жёлтая куртка была порвана в нескольких местах, тёмные волосы обрамляли крохотное личико. Она рыдала, вертела головой из стороны в сторону и умоляла спасти его, но её будто никто не замечал.

В считанные секунды я оказалась рядом. Она вперила в меня взгляд карих глаз, полных отчаяния и слёз, и я немножко растерялась: я знала, что на самом деле ничем не смогу помочь её отцу. Прокрутив всё это в голове, я решила, что единственное, чем я могу помочь ей, — это попытаться успокоить её. Я взяла её нервно трясущиеся руки, села на корточки и, заглянув ей прямо в глаза, сказала, что всё будет хорошо, что папа жив, что скоро приедет доктор и поможет ему, а пока она должна быть сильной. Мне пришлось буквально выдавить из себя эти слова (по-моему, это самая банальная фраза в таком случае), но ничего более умного я не придумала, да и зачем, ведь главное — успокоить ребёнка. Несмотря на эти мои мысли, с девочкой я разговаривала уверенно, а слова мои звучали очень правдоподобно. Она смахнула с лица слезинки и посмотрела мне прямо в глаза, как бы пытаясь понять, можно ли мне доверять. Я заставила себя улыбнуться и увидела, как в её тёмных глазах вспыхнула надежда. Испуганная малышка с жадностью вцепилась в мою руку. Потом девочка сдвинулась с места, встала и неожиданно обхватила меня руками: по телу постепенно разлилось тепло детского объятия. В этот момент мы были с ней самыми близкими людьми на свете. Она уткнулась в моё плечо и прошептала, что она будет сильной и больше не будет плакать. Мои губы невольно расплылись в улыбке.

И тут я услышала вой сирены приближающейся кареты скорой помощи. Врачи осмотрели отца девочки и сказали, что его срочно нужно везти в больницу. Травмы оказались серьёзными, но медсестра в белоснежном халате, как ангел в белом одеянии, заверила нас в том, что они успели вовремя и жизни мужчины ничего не угрожает.

Девочка посмотрела на меня кристально чистыми глазами и широко улыбнулась, как бы говоря, что я была права, и одновременно благодаря меня за поддержку. Я ощутила облегчение. Я так боялась, что мои слова о том, что с отцом девочки всё будет хорошо, окажутся неправдой. Я всей душой желала, чтобы всё обошлось, и, когда это случилось, я почувствовала невероятную лёгкость и душевный покой.

Провожая взглядом скорую помощь, я вновь задумалась о причинах аварии. Повернув голову, я увидела, что пострадавшего мужчину из другой машины допрашивает инспектор, делая пометки в своём блокноте. Я посмотрела на ногу допрашиваемого, чтобы убедиться, что мне не показалось и это на самом деле водитель иномарки с выбитыми стёклами. Да, это был он. Я была крайне удивлена тем, что, по всей видимости, он отделался всего лишь переломом ноги и несколькими ссадинами. Холодный взгляд был словно затуманен и не выражал никаких эмоций. Несмотря на произошедшее, его лицо скривила лишь странная улыбка — улыбка пренебрежения. Мне даже показалось, что он ухмылялся над инспектором и ситуацией в целом. А ведь виноват в аварии именно он. Это было сразу видно по расположению автомобилей.

Внутри вдруг стало так холодно и пусто. Не желая больше видеть его мерзкую физиономию, я отвернулась. Я просто не могла понять, как можно так безответственно относиться к своей жизни и жизни окружающих людей, неужели в человеке нет ни капли сострадания, как можно не чувствовать своей вины за содеянное. Наверное, таким людям просто нельзя выдавать права на вождение автомобиля. Хотя я уверена, что и пешеходом он был бы отвратительным. Дорога не любит эгоистов.

Вся эта история заставила меня о многом задуматься, но одно я для себя решила твёрдо: любые правила на то и правила, чтобы их исполнять. Быть внимательным пешеходом, осторожным водителем — это правила, которые способны спасти нам жизнь. А темноволосая девочка в жёлтой изодранной курточке, изо всех сил сжимающая мою руку, и холодный ничего не выражающий взгляд виновника её слез будут мне всегда об этом напоминать.

Виолетта ВЕРТИК, ГБОУ «СОШ № 21», г. Сызрань Самарской области. Руководитель Л.М. ТИТОВА

Другие статьи по теме: Творят дети

 






Хочешь поделиться новостью? Самое интересное опубликуем на сайте

Свежий номер Журнала
уже в продаже!
2022-14 Подписаться
дней
00:00:00







Создание интернет-магазина на Битрикс веб-студия «Модуль»

Создание сайта
веб студия «Модуль»